13 Nov, 2019
  • Noortefest в Молодежном центре

    Noortefest в Молодежном центре

    2019-09-11 12:15:23

    Видеосюжет Молодежных Новостей о празднике Noortefest в Молодежном центре.…

  • Анекдоты

    Анекдоты

    2016-02-15 12:27:55

    Судья спрашивает подсудимую - блондинку:— Почему вы отравили соседей?— А мне в магазине сказали, что…

  • Грибной налог

    Грибной налог

    2013-10-24 10:15:02

    Чудеса изобретательности демонстрируют государственные чиновники для пополнения бюджета. В Крыму вве…

  • "Noorte Tugila": предлагаем помощь молодым людям

    "Noorte Tugila": предлагаем помощь молодым людям

    2018-11-09 14:15:12

    Действующая в Молодежном Центре г. Кохтла-Ярве программа "Noorte Tugila" предлагает не работающим и…

Литературная страничка выходного дня

poluverki2Бремя полуверок

Отрывки из книги.

Политика – дело грязное. Это общеизвестная и акцептируемая всеми, в том числе и самими политиками, истина.

Но случаются времена, когда политика может быть кристально чистой, не замутненной меркантильными и тем более подлыми или гнусными замыслами. Эти вспышки, как правило, кратковременны и свойственны цельным натурам, ориентированным на незыблемые морально-нравственные императивы и неспособным на свинство и предательство.

В новейшей истории стран постсоветского пространства подобная вспышка кристально чистой политики была зафиксирована на заключительной стадии перестройки, то есть реформирования советско-коммунистической системы, затеянной последним генсеком ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Думается, что в те годы почти все общественно активные советские граждане хотели сделать жизнь лучше, разумнее и справедливее. Этот идеал так и остался недостижимым, потому что, наверное, на справедливость можно рассчитывать только в загробном мире.

Тем не менее порыв к демократии был страстным и искренним, и поддались ему очень многие.

Стоит помянуть не злым, добрым словом рядовых активистов Народного фронта, потому что благодаря в том числе и их стараниям жизнь в Эстонии стала демократичнее, а значит – лучше, поскольку даже самая плохая демократия все равно лучше самой хорошей диктатуры. Весьма показательно, что почти никто из русскоязычного актива народофронтовцев не получил никаких корыстно-материальных преференций в новой свободно-капиталистической Эстонии. Одно это обстоятельство свидетельствует о чистоте их тогдашних помыслов.

Чего не скажешь, например, о лидерах того же Интердвижения. Безусловно, есть железная закономерность в том, что вожди «интеров» почти без исключений существенно повысили уровень своего материального благосостояния. Они получили то, к чему действительно стремились и чего в глубине души по-настоящему жаждали.
И здесь в качестве конкретного примера уместно вспомнить руководителей проинтеровского Объединенного совета трудовых коллективов (ОСТК) – общественной организации, созданной директорами промышленных предприятий союзного подчинения, на которых трудились в основном русскоязычные рабочие. Руководители ОСТК без устали твердили, что они защищают интересы широких трудящихся масс Эстонии. Но когда пришло время рыночной экономики, эти говоруны начали набивать собственные карманы, распродав с выгодой для себя значительные материальные ценности (сырье, станки, оборудование и т.д.) крупных промышленных предприятий, которые и в условиях капитализма вполне могли стать флагманами экономики Эстонии.

Помахав шашками, эти директора и их приспешники из ОСТК бросили на произвол судьбы взбудораженных ими людей. Одни защитнички незаметно переквалифицировались в бизнесменов и зажили себе припеваючи, другие вложили капиталы в недвижимость – дома и квартиры в Таллинне, оформленные на родственников или подставных лиц. Вероятно, распродажа движимой и недвижимой собственности заводов и фабрик юридически оформлялась более или менее корректно, но де-факто это было, конечно-же, разворовыванием, или, если использовать более мягкое выражение, растаскиванием общенародной собственности.

Безусловно, схожие процессы происходили и на эстонских предприятиях, но все же не в таких масштабах и не столь нагло и подло, как на русских заводах.

Не менее знаменательные процессы наблюдались и на политическом поприще. Если в эстонской среде, пусть со сбоями и с некоторыми исключениями, но советско-коммунистическая номенклатура была вытеснена из политики довольно быстро, то события в русскоязычной общине развивались по иному сценарию.

Русскоязычные советско-номенклатурные первачи свалили: кто – в бизнес, кто – за границу. А им на смену пришли выходцы из второго эшелона русскоязычной советско-компартийной прослойки. В большинстве своем это были люди с примитивным мышлением, обеспокоенные исключительно проблемой собственного благоустройства в новой независимой Эстонии.
Русскоязычное население страны было отдано на откуп политическим наперсточникам, которые на протяжении последующих лет, проявив тотальное убожество мысли и души, занимались откровенным свинством. И после этого еще хотят и требуют, чтобы их считали святыми.

Большинство критически мыслящих и самостоятельных русскоязычных людей, привыкших рассчитывать исключительно на собственные силы, просто перестали проявлять общественно-политическую активность, а участие в выборах и есть одно из проявлений этой активности. В результате и появились русские политические дурашки, паразитировавшие на протяжении многих лет на неприкаянности своих избирателей.

В эстонском языке есть жаргонное словечко poluverka, которое можно перевести на русский язык как «полуверка». Так иронично иногда называют эстонцев, которые комплексуют по поводу неэстонского происхождения одного из своих родителей. И для сокрытия этого комплекса такие полуверки старательно и, как правило, не к месту выпячивают свою эстонскость, что, естественно, вызывает лишь снисходительные усмешки.

Такие же полуверки есть и в русскоязычной среде. Надеясь преодолеть комплекс своей, как им кажется, этнической неполноценности, они целеустремленно рвутся в политические вожаки русскоязычной общины, пытаясь что-то кому-то доказать. А что и кому – и сами толком не знают. То, что в русские лидеры с завидным упорством выбивались и выбиваются до сих пор полукровки – не случайность, а тенденция.